СИМОН КАНДИЛЯН
СИМОН КАНДИЛЯН:
ВСЯ ЖИЗНЬ - СПЛОШНОЙ ПРАЗДНИК


В Армении многие считают себя профессиональным тамадой, и к середине любого застолья им становится каждый из присутствующих Но сегодня мы побеседуем с настоящим мастером своего дела -  профессиональным конферансье и тамадой Симоном Кандиляном.


- Что вы пишете в анкетах в графе «профессия»?
- Артист оригинального жанра, артист-эстрадник, а по профессии я ведущий-конферансье. До того, как я стал практикующим конферансье и тамадой, работал диктором на Национальном радио в 1994-1995 гг., а впоследствии, когда появился телеканал «Норк», я стал его первым диктором.

- Начнем с ведущего-конферансье: чем был обусловлен именно этот выбор?
- Это произошло само собой. Как говорится, спрос рождает предложение: когда в Армении появился спрос на приглашенных конферансье, я решил этим заниматься.

- А когда этот спрос начал оформляться?
- Приблизительно лет десять назад, и востребованность в ведущих-конферансье, кстати, продолжает расти. Уже появились молодые кадры, я даже знаю одного практикующего 20-летнего тамаду.

- 20-летний тамада как-то не звучит…
- Согласен, поэтому, я думаю, приоритетным для многих молодых людей, которые сейчас приходят в эту профессию, является желание заработать хорошие деньги.

- Что самое сложное в работе конферансье?
- Для профессионала никаких сложностей быть не должно, единственное – может что-то давить в общей атмосфере мероприятия, давить энергетически, имею в виду. А в профессиональном плане сложностей не бывает – по крайней мере, у меня.

- Да, но ведь успешность работы конферансье напрямую зависит от реакции публики?
- А кто формирует эту реакцию публики? Конферансье! Я создаю ауру, соответствующее настроение и получаю от этого отдачу. Кстати, с 1997 по 1999 гг. я работал на огромных площадках и вел мероприятия, которые у нас проводились на Площади Республики: в основном, они устраивались к 28 мая, к 21 сентября и под Новый год.

- Легче работать на огромную аудиторию, стоящую на Площади, или на узкий круг людей, сидящих в зале?
- Работаешь одинаково, но энергии при работе на больших площадках уходит больше.

- Я имею в виду: там толпа, как таковых лиц вы не видите, и реакция тоже какая-то обобщенно-усредненная, а в зале – каждый человек на виду, и любое изменение его настроения заметно.
- Вы знаете, даже работая на Площади, я всегда чувствую реакцию публики, а в маленьком помещении, где сидят несколько человек, тоже можно не увидеть эту реакцию - если не захотеть, конечно. Я сейчас работаю в ночном клубе, и даже в этом ограниченном пространстве иногда бывает непросто, потому что люди приходят с разными намерениями. Если человек пришел в клуб, то совсем не обязательно с намерением активно и весело провести время.

- Есть ли у вас какие-либо беспроигрышные шутки или коронная «фишка» на тот случай, если что-то идет не совсем так?
- Конечно, у каждого шоу-мена они есть. Если, к примеру, я чувствую, что пока не могу увлечь зал речью, то я могу спеть. Я пою довольно неплохо, поэтому это всегда срабатывает. Здесь самое главное – правильно определить момент, когда уже пришло время твоей коронной «фишки».

- Есть ли специфика работы именно с армянской аудиторией, и если есть, то в чем она заключается?
- Я работал с разной публикой (с русскими, украинцами и даже с казахами), и могу сказать, что специфика, конечно же, есть. Наша публика очень требовательная. Хотя с грузинами еще сложнее: грузины очень себя любят, и если человек не из их среды, они могут его не так принять. Армяне очень критичны и требовательны, к тому же у нас все нередко делается как бы вопреки, и даже реакции порой такие.

- А как у нашей публики с чувством юмора?
- С юмором у нас все в порядке. Есть, конечно, чопорная публика, которая может и не смяться над шутками – у них очень много денег, поэтому требования и поведение у них соответствующие. Но я предпочитаю не работать с публикой, которая «не твоя», несмотря на размеры предполагаемого вознаграждения.

- И какая публика однозначно не ваша?
- Тут вопрос в разности мышлении. Например, я знаю, у какой публики и людей какого мышления я однозначно «не пройду», и даже не пытаюсь этого делать.

- Какие качества необходимы, чтобы работать конферансье?
- Любой человек, который выходит на сцену, чтобы работать с публикой, должен быть, во-первых, очень харизматичным. Он должен обращать на себя внимание изначально, как только появляется на сцене. У конферансье должен быть хорошо поставленный голос. Можно иметь очень подвешенный язык, но не уметь преподносить то, что ты говоришь. Но главным остается харизма и энергетика, которая помогает завладеть вниманием зала.

- Каково у вас процентное соотношение «домашних заготовок» и экспромта, когда вы на сцене?
- Я всегда был сторонником того, что лучший экспромт – это хорошо подготовленный экспромт. Не всегда можно предугадать реакцию публики, поэтому лучше, чтобы импровизация была уже «обкатана».

- Сколько сейчас в Ереване практикующих конферансье?
- Достаточно много, а востребованных – человека 4-5. Мы все друг друга знаем и прекрасно общаемся.

- От практикующего конферансье плавно перейдем к другой вашей специализации – практикующий тамада. Как вы к этому пришли?
- Совершенно случайно: меня как-то попросили выступить в роли тамады на юбилее одного уважаемого человека. У меня это получилось, и с тех пор я работаю еще и тамадой.

- А что больше нравится – быть в роли конферансье или в роли тамады?
- Мне моя работа нравится, во всех ее проявлениях. Я всегда сопереживаю, что бы я ни делал и где бы ни выступал – на свадьбе, на корпоративке.

- Если всем сопереживать, то никаких сил и энергии не хватит.
- Энергии всегда хватает, ведь сколько я отдаю, столько и получаю от публики взамен.

- Понимаю, как вас достали этим вопросом, но все же: есть ли у вас самый любимый тост?
- Есть, это тост за родителей. Самый святой тост, который только может быть, и это я говорю не с позиции тамады, а с позиции обычного человека.

- К каждому мероприятию вы готовите свои тосты, или что-то иногда можно повторить? Я имею в виду именно формулировку тостов.
- Есть обязательный набор тостов для различных мероприятий, но формулировка тостов у меня всегда разная. Как профессионал, я не имею права повторять тосты, которые уже где-то произносил. Вообще, я всегда стараюсь выходить за рамки сценарного плана, но есть определенные традиции, которым нужно следовать: например, на свадьбе первый тост – за молодоженов, второй – за кавора (крестного), а дальше уж как получиться, если каких-то особых пожеланий нет.

- Получается, что, кроме произнесения обязательных тостов, выбор остальных тостов на мероприятии – исключительно ваша прерогатива?
- Да, хотя иногда могут установить лимит на количество тостов, но если этого нет, то по ходу мероприятия я выбираю тосты сам, исходя из ситуации.

- Можете назвать три правила хорошего тоста?
- Тост должен говориться с настроением, без академического тона, и тост должен быть коротким. Главное – лаконичность, причем иногда можно закончить тост интонационно, а смысл оставить незаконченным.

- Опять же вернемся к нашему менталитету – что нужно учитывать при выборе тостов и их формулировок для армянской публики?
- Тамада – грузинское слово, и у грузин, например, совсем другие тосты, чем у армян. У грузин как? «Так выпьем же за того орла, который с вершины гор…» и так далее. В Армении такие тосты не произносят, у нас тосты более лаконичные и в большинстве своем традиционные.

- Все же удерживать внимание людей, особенно если они сидят за столом и настроены на то, чтобы хорошо поесть и выпить, достаточно сложно.
- Здесь и приходит на помощь профессионализм. Хотя если человек отправляется на какое-то мероприятие – например, на свадьбу, он уже изначально знает, что там будет ведущий-тамада и, соответственно, человеку придется следовать канонам праздника. С другой стороны, зачем ведущему принуждать человека танцевать, если он этого не хочет, а хочет не менее активно веселиться, сидя за своим столиком?

- Похоже, вся ваша жизнь – один сплошной праздник.
- Так оно и есть, но нужно стараться создавать праздник и для других. От тамады, особенно на свадьбе, зависит очень многое, и я просто обязан сделать все так, чтобы праздник запомнился, и молодым – в первую очередь. Это и есть сопереживание, о котором я говорил.

- Тамада – это больше профессия или состояние души?
- Больше – профессия, но и состояние души, конечно.

- Профессию конферансье вы освоили, роль тамады - тоже. Какие еще амплуа вами освоены?
- Открою маленький секрет для тех, кто не узнает меня в непривычной роли (к тому же я там хорошо загримирован). Начиная с 1995 года, мы делаем детскую передачу «Серебряный ключик», и я там главный клоун. Передача шла на национальном телевидении, а сейчас идет на телеканале «Айреник». И чем бы я ни занимался, я всегда возвращаюсь к детям. Я очень люблю детей и с ними я отдыхаю от всей этой суеты.

- Что главное в жизни, как вы думаете?
- Главное – уметь жить красиво.

- А если более конкретно про красивую жизнь?
- Жить красиво – это думать позитивно, быть искренним, никогда не утрачивать свой оптимизм и уметь любить.

- Какую кухню вы предпочитаете? Армянскую, грузинскую…
- Вкусную! Я сам умею и люблю готовить, и у меня, если честно, есть мечта открыть свой ресторанчик, который я назову «У Семен Семеныча».

- И кем вы будете работать в «Семен Семеныче»: директором или тамадой?
- Шеф-поваром!

апрель, 2008 г.
Симон Кандилян
Яндекс.Метрика
Использование  материалов с данного сайта допустимо только с разрешения автора.
Дизайн и верстка сайта - А. Казарян
Copyright© 2006-2012 Your Website  Inc. All Rights Reserved.
Нравится
0