СЕРГЕЙ СМБАТЯН: "Я ВЕРЮ В ИЛЛЮЗИИ"
СЕРГЕЙ СМБАТЯН: "Я ВЕРЮ В ИЛЛЮЗИИ"



Эта фраза, произнесенная во время интервью с художественным руководителем и главным дирижером Государственного молодежного оркестра Армении Сергеем Смбатяном, несколько выпала из общего контекста нашей беседы. Мы говорили о вещах, которые, казалось бы, не имеют прямого отношения к творчеству: о законах бизнеса, об управленческой школе и о том, что же формирует сегодня спрос. Но трудно не согласиться с тем, что все, что нас окружает, - это иллюзия, и только благодаря музыке в эту иллюзию можно и нужно верить.

- Сергей, с чего бы вы сами хотели начать разговор о себе?
- Если говорить обо мне как о молодом дирижере, то для начала хочу сказать, что возраст не имеет никакого отношения к тому, как развивается личность и как формируется профессионализм. Я считаю, что делать скидку на возраст - это неправильно, и я очень благодарен, что мои учителя и все, с кем я работаю, это понимают. Мы начали создавать наш оркестр, когда мне было 18 лет, и те успехи, которых добился наш молодежный коллектив, как нельзя лучше иллюстрируют мои слова. Сегодня молодые талантливые выпускники Ереванской консерватории, настоящей кузницы отличных кадров, уже не ищут возможности работать в известных оркестрах мира, а приходят в наш коллектив и остаются на родине.
- Со дня основания Молодежного оркестра Армении прошло 5 лет. Можно ли рассматривать это как первый пройденный рубеж?
- Естественно, подводить какие-то глобальные итоги еще рано. Но на данный момент мы уже являемся одним из самых востребованных музыкальных коллективов и очень много ездим по миру, представляя и пропагандируя армянскую культуру. Во многих европейских странах из представителей стран СНГ очень часто выступает только наш коллектив. В послужном списке оркестра - очень значимые выступления с такими мэтрами, как Валерий Гергиев, Максим Венгеров, Владимир Спиваков, Денис Мацуев и другие. С 2010 года под эгидой Президента РА Сержа Саргсяна и по нашей инициативе проходит Фестиваль армянского композиторского искусства, целью которого также является пропаганда армянской музыки. До 2014 года программа выступления нашего оркестра уже расписана, планируется много гастролей по Европе, Азии и США и совместные концерты с очень известными музыкантами.
- Вы как дирижер много выступали и с "взрослыми" оркестрами. Чувствуете ли вы разницу в работе с молодежными и более возрастными коллективами?
- Конечно, разница есть. Во взрослых музыкальных коллективах, даже очень профессиональных, всегда чувствуется какая-то усталая энергетика. Молодость - это задор и здоровые амбиции, которые просто надо уметь направлять в нужное русло.
- Вы как-то сказали, что если бы средства и усилия на то, чтобы возить в Армению известных исполнителей, расходовались бы на внутреннее поле, культурный взлет был бы стремительнее. Вы действительно считаете, что для такого взлета площадка уже подготовлена?
- Давайте начнем с того, что не каждая страна может себе позволить иметь Государственный молодежный оркестр, и если пришло осознание того, что такой коллектив необходим, то это уже о чем-то говорит.
- Но ведь осознание пришло не само по себе - это же вы подтолкнули к нему созданием своего коллектива?
- Для меня это не принципиальный вопрос - главное, что есть результат, а каким путем это произошло, не имеет значения. Что же касается площадки для культурного взлета… Есть известное изречение "Хлеба и зрелищ", так вот нам сейчас не хватает хлеба. На фоне того, что в своем большинстве армянские музыканты получают мизерную зарплату, я не понимаю, какой резон привозить сюда артистов и выплачивать им баснословные гонорары, когда эти же средства можно направить на "внутреннее поле".
- На заезжих артистов большой спрос…
- Это видимость, просто мы иногда больше ценим чужое, потому что просто не знаем о своем. Я не без гордости могу сказать, что концерты Государственного молодежного оркестра всегда проходят при полных залах. Кстати, по поводу спроса: один мой знакомый, очень далекий от мира музыки, как-то пришел на наш концерт и, впечатлившись, отправился на выступление другого коллектива. На нашем концерте был аншлаг, а там еле заполнилась половина зала. Так вот, даже для этого человека, который мыслит категориями бизнеса, тоже все стало очевидно: значит, на нас есть спрос.
- А вас не удручает, что к миру классической музыки тоже стали подходить с позиции рынка?
- Наоборот, рыночные отношения в искусстве - это хорошо! Маркет очень помогает правильному стратегическому развитию в музыке. Я вообще не понимаю, как можно заниматься творчеством, полностью абстрагируясь от того, что происходит вокруг. Мы же живем и творим в 21 веке, как можно сбрасывать это со счетов. Могу сказать о том, что у нашего оркестра уже есть своя управленческая школа. Мы будем ее активно развивать и уделять большое внимание менеджменту, именно исходя из реалий сегодняшнего дня. Кстати, об управленческой школе я говорю впервые, в прессе мы это еще не обсуждали (улыбается).
- Надеюсь, это не единственный секрет, который вы сегодня раскроете.
- На самом деле, никаких секретов нет, просто нужно адаптировать то, что ты делаешь, к реальной жизни, и работать над популяризацией классической музыки. Предположим, что балет или концерты классической музыки демонстрировались бы по телевидению в таком же объеме, как сериалы или шоу-программы эстрадных звезд. Их бы смотрела огромная аудитория, и только представьте, какой в этом таится коммерческий потенциал для ТВ-каналов? Сколько стоила бы реклама в перерывах! Хотя слишком уж коммерциализировать и обесценивать классическую музыку тоже нельзя - все же это искусство не для массового потребления.
- Хотела спросить, могли бы вы построить личные или дружеские отношения с людьми, далекими от мира музыки, но понимаю, что ответ уже очевиден.
- Для меня это не критерий в выборе людей для своего близкого окружения. У них совершенно другое восприятие, но мне это очень интересно.
- Но ведь из такого общения выпадает целый пласт - вы не можете говорить с ними о музыке и о том, что вас волнует или вдохновляет в данный момент.
- Вы знаете, это абсолютный миф, что все музыканты говорят исключительно о музыке. Когда я общаюсь с великими музыкантами, они тоже не обсуждают эти темы между собой. Музыка - слишком сокровенное и личное, чтобы превращать ее в тему для обычной беседы.
- Кстати, о мэтрах классической музыки: Владимир Спиваков, Максим Венгеров, Валерий Гергиев. Что дает вам общение с ними как человеку и музыканту?
- Вдохновение, воодушевление и желание идти вперед. Это удивительные люди, которые в общении руководствуются принципом "Не переоценивай себя и не недооценивай других".
- Сергей, какой человек, на ваш взгляд, никогда не смог бы стать дирижером? Какие качества этому способствуют или, наоборот, очень мешают?
- Я не представляю себе за дирижерским пультом человека, не имеющего своего музыкального представления. Есть отличные солисты, но они играют только то, что предлагается. Можно ли этому научиться? Честно говоря, не знаю, но, наверное, это должно идти изнутри. Еще один момент: стать лидером или руководителем несложно, а вот уметь играть в командную игру и одновременно вести за собой - это уже совсем другое. Мы ведь не одиночки, мы одна команда, и в ней нет второстепенных игроков. Моя работа научила меня чувству ответственности перед другими людьми, и я считаю, что это очень важное качество для меня как профессионала и человека.
- Вы стоите к зрителям спиной. Как вы чувствуете реакцию и энергетику зала?
- Реакцию чувствую всегда, но как это происходит, объяснить невозможно. Чувства ведь дает Бог, а слова уже придумали люди, так что общение с залом происходит на совершенно другом уровне. Энергетику людей я ощущаю и в личном общении, ведь есть люди с "белой" и с "черной" разрушительной энергетикой, которая передается и тебе. В любых отношениях с людьми самое главное для меня - это позитив и искренность.
- А вы всегда можете отличить фальшь от искренности?
- Всегда. Возможно, в этом мне помогают и мои профессиональные способности отличать фальшивые ноты от настоящих, которые идут от сердца (улыбается). Хотя все, что нас окружает, - это, по сути, иллюзия, но я в нее верю. Мне очень близка философия Рудольфа Штейнера, который говорил, что "в мироздании нет ничего другого, кроме сознаний. Все остальное - великая иллюзия".
- Может, именно это позволяет вам в наше время оставаться оптимистом?
- Немного уточню - прагматичным оптимистом. Когда я говорил об оптимизме, то имел в виду свое позитивное восприятие того, что происходит сейчас в Армении. Я уверен, что наша музыкальная школа просто обречена на международное признание, и Молодежный оркестр Армении уже сумел это доказать. А что касается лично меня, то я действительно считаю себя очень счастливым человеком. У меня прекрасная семья, хорошие друзья и самое главное - я занимаюсь в жизни тем, что люблю. Так что для оптимистического восприятия действительности у меня есть все предпосылки.
- Вы загадываете желания на Новый год?
- Пожалуй, нет. У меня есть все, что нужно, я ведь уже сказал, что считаю себя абсолютно счастливым человеком. Но Новый год - это тоже одна из тех иллюзий, в которую нужно верить.
декабрь, 2011г.
Яндекс.Метрика
Использование  материалов с данного сайта допустимо только с разрешения автора.
Дизайн и верстка сайта - А. Казарян
Copyright© 2006-2012 Your Website  Inc. All Rights Reserved.
Нравится
0
Сергей Смбатян
Сергей Смбатян и Государственный молодежный оркестр Армении