РУЗАН ВИТ МЕСРОПЯН
РУЗАН ВИТ МЕСРОПЯН:
"Я ОКРАШУ ЖИЗНЬ В СВЕТЛЫЕ ТОНА"


Этот год для нас, армянских зрителей, ознаменовался долгожданной премьерой фильма Вигена Чалдраняна "Жрица". По словам режиссера, основная цель создания этой ленты заключалась в представлении истории Армении как первого в мире государства, принявшего христианство. "История - это уже второй пласт этой картины, - поясняет, однако, Виген Чалдранян. - Для меня - это фильм о женщине, о вечности и о любви". После просмотра "Жрицы" лично у меня создалось впечатление, что в фильме нет первых или вторых пластов, ибо это нечто абсолютно цельное, но блистательное исполнение главной роли актрисой Рузан Вит Месропян вполне заслуживает того, чтобы сегодня вынести беседу с ней на первый план.



- Если честно, я не люблю давать интервью, но интервью журналу "Армянка" - для меня приятный сюрприз, - с улыбкой признается Рузан. - Когда я что-то делаю, то всегда предпочитаю, чтобы был виден конкретный результат моего труда. Вместо разговоров я бы предпочла, например, чтобы мне предложили новую роль, и я бы занялась работой.

- Единственную роль, которую могу предложить вам я на данный момент, - это роль интервьюируемой. Начнем, пожалуй, с краткой творческой биографии?
- Я окончила Театральный институт, потом работала в различных театрах: в Театре юного зрителя, в Общенациональном театре Соса Саркисяна, непродолжительное время - в театре "Метро", потом два года - в Национальном Академическом Театре им. Сундукяна. Затем для съемок в фильме поехала во Францию, за две недели выучила французский язык и проработала там 5 лет. И вот решила вернуться на родную землю, хотя мне чужды эти пафосные слова, потому что я люблю всю планету, а не какое-то конкретное место... Я вернулась в Армению, и начались съемки фильма "Жрица".

- Но до этого был фильм "Водка Лимон" Хинера Салима, не так ли?
- Да, это был последний фильм, в котором я работала с французами, хотя съемки проходили и в Армении. Если вкратце, то речь в фильме идет о том, что на фоне нашей нищеты многие достойные люди начинают злоупотреблять алкоголем, из-за чего возникает множество проблем. Так как до этого я снималась только в главных ролях, то режиссер меня предупредил, что главной роли, соответствующей моему возрасту, в фильме нет, но я все равно захотела сниматься. И мне досталась небольшая роль девушки-пианистки, которая живет в глухой деревне и волею судеб попадает в руки сутенера. У нас был разговор с режиссером, что если это будет банальная роль проститутки (коей моя героиня, по сути, не является), то лучше этот образ из фильма изъять. Но я сыграла эту роль и, думаю, удачно, потому что, как мне рассказывали, во время показа на Венецианском фестивале после моей финальной сцены зал стал аплодировать.

- Легко ли вам удается вжиться в образ?
- И да, и нет, хотя у любой роли есть, конечно, свои сложности. Нужно понять и уяснить для себя этот образ, а не самой умещаться в нем, и тогда будет результат. Свои секреты этого "проникновения" я, конечно, не раскрою, но, например, я не понимаю зацикленности на какой-то одной системе. У каждого артиста есть своя энергетика, свое "я", и каждому нужно овладеть техникой "управления собой". Ведь есть техника мысли и души, техника тела, эмоций, общения, а люди искусства имеют дело со сгустком энергии, в результате чего рождается нечто. И необходимо постоянно изучать себя, жизнь и, конечно, же, человека с его душевной организацией. Потому что артисты постоянно создают других людей, нас ведь не существует в действительности! Иногда бывают моменты, когда я задаю себе вопрос: "Кто ты, Рузан? У тебя нет ни цвета, ни формы..." В массе людей я, например, превращаюсь в мало интересную личность, потому что у меня нет своего образа. Но артист все же человек, со всеми присущими ему чертами, но мое "я" не должно мешать образам, которые я создаю на сцене, - для тех, кто видит меня в роли, я не должна быть Рузан.

- А случается ли, что роль мешает вам как человеку или бывает сложным "выходить из образа"?
- Нет, подобное - это свидетельство непрофессионализма, на мой взгляд. Бывают случаи, когда человека берут буквально с улицы и снимают его в кино, после чего он долго не может выйти из роли. Это, кстати, может кончиться для него весьма плачевно, в том числе и психиатрической лечебницей. Все это, во-первых, не имеет никакого отношения к сути нашей профессии. Во-вторых, очень важно, кто режиссер: если это некто, кто обращается с людьми, как к механизмами - разбалтывает или затягивает какие-то "болты", да так, что еще и ломает, - то это чревато последствиями. Режиссер должен быть психологом, в первую очередь, потому что не все, кто оказывается в сфере искусства, - личности сильные и цельные.

- Вы оставляете впечатление человека очень эмоционального, но при этом весьма рассудительного.
- Для меня эмоции первостепенны, но эмоции должны быть грамотными! Ведь эмоция - это наш внутренний сок, и когда человек находится в постоянном процессе самопознания и самообразования, то он учится контролировать и правильно выражать свои чувства. А если эмоции не воспитываешь, не любишь их, не умеешь их упорядочить, они могут трансформироваться в агрессию, в злость или в зависть, что лично я считаю абсолютно нездоровыми проявлениями.

- А разве нет эмоций и чувств, не поддающихся контролю? Любовь, например - в состоянии ли мы ее упорядочивать или воспитывать?
- Любовь - это одно, а ее проявления - совсем другое. Любовь едина, отличаются только ее цвета - мы ведь по-разному проявляем ее к родителям, к ребенку, к любимому человеку. Любовь для меня - это огромное сосредоточие света, откуда ниспадают разноцветные лучики. Есть люди, которые любят и постоянно чего-то требуют, в результате чего происходит некая "закупорка", и поток любви перестает поступать. Не нужно сдерживать любовь, нужно отдаваться этому чувству сполна, но нельзя привносить в него ненужное и лишнее - ревность, какие-то претензии и прочее. Вот когда мы научимся любить беззаветно, мы станет здоровыми, красивыми и жизнерадостными. И главное - мы не испортим то самое ценное в жизни, что нам дано свыше, причем дано на время...

- И что для вас самое ценное в жизни?
- То, о чем мы говорили, - любовь, потому что именно из нее все и проистекает. Конечно, еще мои родители, мой брат и его семья, близкие и друзья, моя профессия, которую я безмерно люблю. Но при этом я никогда не скажу, что если что-то уйдет из моей жизни, я перестану существовать. Финальная точка - это когда не станет тебя самой, а все остальное время надо жить, любить и быть благодарной за то, что тебе дано, и даже за то, что у тебя отнято...

- Давайте лучше о том, что вам было дано, - о главной роли в фильме "Жрица". С чего все начиналось?
- Я неоднократно рассказывала эту историю, но повторю ее еще раз. Когда мне было 20 лет, мы встретились случайно с Вигеном Чалдраняном, и он поинтересовался, кто я и чем занимаюсь. Я ответила, что хочу стать артисткой, он долго смотрел на меня и вдруг сказал, что для меня сейчас пишется роль, так как воплотить этот образ должна именно я. Он спросил, сколько мне лет, и я ответила, что 20. Тогда он сокрушенно покачал головой и сказал, что его героине должно быть 30 лет. И вместо того, чтобы сказать, что я постараюсь сыграть 30-летнюю героиню, я, не совладав с эмоциями, воскликнула: "Мне исполнится 30 - и я сыграю эту роль!". Режиссера мои слова ввергли в некоторое недоумение, и на этом мы и расстались. Когда я пришла домой, то, расстроенная, рассказала обо всем маме, и она ответила: "Успокойся: этот фильм не будут снимать до тех пор, пока тебе не исполнится 30". Я сразу поверила ей - и забыла об этом случае. И вот, когда мне исполнилось 30 лет, я вернулась в Армению, и в один прекрасный день мне позвонил Виген Чалдранян, чтобы переговорить о роли в "Жрице". Мы, кстати, вспомнили и о том нашем разговоре. И вот мы начали снимать фильм, работали над ним 2 года, а спустя еще 2 года он вышел на экраны.

- Жрица Храма Гарни, на мой взгляд, - это олицетворение беззаветной жертвенности. Но эта роль потребовала определенных жертв и от актрисы Рузан Вит Месропян, ведь не каждая женщина, например, согласится обрить голову наголо.
- Сейчас, как видите, волосы уже отросли, но перед началом съемок передо мной, конечно, поставили определенные условия, на которые я согласилась. Когда дело касается моей профессии, иного и быть не может. К тому же жертвенность - это черта каждой женщины, ведь женщина рождена, чтобы быть матерью... Фильм снимали сложно, потому что это - не Франция, где все делается за полгода. Это - Армения со своими трудностями, организационными препонами, финансовыми проблемами...

- ... которые у нас, по обыкновению, постоянно мешают любому творческому процессу.
- Конечно, мешают, но нагромождение проблем - явление у нас вполне естественное, и объясню, почему. Во Франции весь процесс съемок четко организован, никто не вмешивается в работу других людей и выполняет свои обязанности. У нас же все делается "по-домашнему", в варианте "Мы и наши горы". Когда же, наконец, будет "Мы и весь мир", "Мы и планета", "Мы и космос"? Нет, обязательно: "Мы и наши горы!" Но ведь есть же другие люди, другие страны, другие цвета, наконец.

- Ну, вершина "наших гор" все равно оказалась покоренной - фильм и роль состоялись. В процессе просмотра фильма меня не покидало ощущение невероятной психологической нагрузки, которую несет на себе роль Жрицы.
- Понимаете, в чем дело: вот я - человек сильный. Но порой это может очень мешать, тем более, если люди, тебя окружающие, - тоже сильные личности. К тому же ты - армянка, и напротив тебя тоже - армяне, и возникают ситуации, когда все или столкнуться головами, или придут к консенсусу. То есть психологическая сложность была, скорее, во время работы над самим фильмом, а не в процессе воплощения образа главной героини.

- Вы сами довольны результатами своего труда?
- Когда я в первый раз посмотрела "Жрицу", то растрогалась, потому что получила большое удовлетворение от увиденного. Фильм снимал Виген Чалдранян, и это - его фильм, причем сделанный на высоком уровне и с чувством стиля. Что касается лично моего восприятия, то я бы, возможно, сняла его по-другому, и свою героиню тоже представила бы иначе. Но я очень благодарна режиссеру за то молчаливое понимание между нами, которое царило на съемках, и я довольна ролью, так как это была моя первая работа в армянском кино. Я давно хотела сделать что-то для Армении и находясь в Армении.

- Вас не было здесь 5 лет. Какие перемены вы заметили по возвращении?
- Когда приезжаешь из Европы в Армению, первое, что бросается в глаза - это серый цвет, лежащий на всех и на всем. Потом, в процессе общения, начинаешь замечать, что люди здесь не выросли - они остались детьми. С одной стороны, хорошо, что мы не ушли далеко от природы, но с другой стороны, мы стали грубыми и неотесанными. Но я родилась здесь и, в силу своей профессии, должна нести людям любовь. Я могла остаться во Франции - мне поступали хорошие предложения, у меня была работа и даже свой агент, но я вернулась. Наступает момент, когда ты остро чувствуешь, что именно твоя земля питает тебя энергией. Мне бы очень хотелось снова выйти на нашу сцену: я чувствую, что достаточно созрела для того. У меня был успех и в 20 лет, но сейчас было бы совсем другое.

- А изменились ли армянские женщины?
- Знаете, чтобы быть женщиной, совсем необязательно быть француженкой, армянкой, итальянкой, немкой и т.д. - ты женщина, потому что ею родилась. Но я очень не люблю наносное - излишнее кокетство, все эти "женские штучки" и прочее, ведь женщина должна быть, в первую очередь, внутри тебя. К сожалению, я замечаю в наших женщинах и стремление быть "чересчур матерями": они мешают своим детям, не дают учиться быть самостоятельными и принимать решения. Наши женщины должны жить своей жизнью, а не целиком посвящать себя любимому чаду. Также по возвращении я заметила, что армянские женщины стали довольно самостоятельными.

- Наша беседа, к сожалению, подходит к концу, и закончим мы ее пожеланием женщинам...
- ... чтобы они больше любили своих мужчин: пусть женская любовь будет им поддержкой и придает силы. Хочу пожелать матерям, чтобы они меньше опекали своих сыновей: пусть вырастают мужчинами и встречают на своем пути настоящих женщин, а не ищут всю жизнь вторую маму. Мужчинам хочу пожелать всегда оставаться хозяевами своего слова - в противном случае они лишаются права называться таковыми. Хочу пожелать всем людям чаще выходить за пределы своих домов и квартир, чтобы не заболеть "бетонной болезнью". Потому что когда отдаляешься и отгораживаешься от общения с природой, то душа начинает питаться некой бетонной субстанцией, отчего и появляется агрессия и все остальные нездоровые проявления. Для меня жизнь - это красота, и как бы сложно ни было, нужно самим окрашивать эту жизнь в светлые тона, смотреть на все с позитивной стороны и всегда пытаться что-то изменить к лучшему.

сентябрь, 2007 г.
Рузан Вит Месропян
ФИЛЬМ ''ЖРИЦА"
 
Яндекс.Метрика
Использование  материалов с данного сайта допустимо только с разрешения автора.
Дизайн и верстка сайта - А. Казарян
Copyright© 2006-2012 Your Website  Inc. All Rights Reserved.
Нравится
0