ПРОФЕССИЯ: ЖУРНАЛИСТ, ИЛИ НЕ ДАДИТЕ ЛИ ИНТЕРВЬЮ?
ПРОФЕССИЯ: ЖУРНАЛИСТ, ИЛИ НЕ ДАДИТЕ ЛИ ИНТЕРВЬЮ?

Как это ни парадоксально, жанром интервью я овладела (да простит он меня за эту терминологию из Кама-Сутры) позже всех остальных жанров в журналистике. Приходилось писать короткие заметки с места событий, фельетоны, статьи с претензией на аналитическое эссе, а к интервью у меня всегда было отношение несерьезное, ибо казалось, что здесь делать ничего не надо: сиди, запоминай, записывай. Однако с какого-то момента этот жанр стал одним из основных в моей журналистской работе, и остается им по сей день. Что нужно для того, чтобы начать специализироваться на жанре интервью? Нет, даже не умение выстраивать разрозненные фразы в единое целое и не навыки вовремя задать нужный вопрос, а... интерес к людям. Осознаю весь пафос своего заявления, но так оно и есть: если тебя не интересует человек (в широком смысле этого слова) и "если вы любите себя в искусство, а не искусство в себе", то лучше с интервью не связываться.

Итак, если вы все же решились идти брать интервью, подготовительной частью должно стать собирание информации об интервьюируемом: прочитайте статьи и даже другие интервью (в этом нет ничего зазорного) и выпишите все, что вас наиболее заинтересовало. Идти неподготовленным к интервью с известными людьми - это журналистский моветон. Не исключено, что вы будете задавать аналогичные вопросы, на которые человеку уже пришлось отвечать не раз, но если вы будете начинать их с фразы, наподобие "Я знаю, что месяц назад вы были в Америке" и т.д., это к вам сразу расположит. Если даже вы про эту Америку впервые узнали вчера ночью, читая воспаленными глазами заметки в Интернете, говорите эта так, как будто вы в этой самой Америке были вместе со "звездой", просто она вас там не заметила.

Конечно, вопросы следует заготовить заранее, хотя самая интересная информация просачивается тогда, когда вы что-то ухватываете на ходу, из самого разговора, и задаете вопрос "живьем", а не с бумажки. Это, кстати, ценят и интервьюируемые: если вы постоянно листаете свой блокнот и даже не слушаете, что они говорят (диктофон же на страже), то интервьюируемым очень скоро это надоест. Нередко бывало и так, что мне приходилось идти на интервью, не имея абсолютно никакой информации о человеке, так как он еще не успевал засветиться в прессе и миссия вывести его в "свет" была возложена на меня. Тут нужно особенно держать ухо востро и ловить каждое слово, потому что ни о каких "домашних заготовках" речи быть не может.

Вопросы лучше подбирать по двум принципам: о чем я буду спрашивать, а о чем - нет. Второе означает поставить себя на место интервьюируемого и попытаться представить, на какие вопросы вы не ответили бы сами. По поводу первого можно поинтересоваться и у друзей, например, "о чем бы ты спросил такого-то", потому что одна голова хорошо, а две, как говорится, пригодятся. Потому что не факт, что если вас не заинтересовали рюшечки на платье, в котором победила Мисс Армения, то это не станет темой для разговора большей части женского населения. Еще один совет: во время интервью не пытайтесь "подловить" интервьюируемого, и даже если вам это удалось, сделайте это с улыбкой и с юмором. Если человек почувствует, что вы только и ищете, за что бы зацепиться, то он ничего вам не скажет. И еще одно: помните, героиня фильма "Служебный роман" говорила в одной сцене: "От вас требовалось только одно - терпение и такт". Так вот от вас во время интервью тоже только это и требуется.

Вообще, мое глубокое убеждение, что во фразе "журналистская этика" первое слово лишнее, потому что это и есть общечеловеческая этика. Не может человек как журналист обладать тактом, а человек как человек быть этого лишен. Во всех случаях, скандал - это хорошо не для всех, и прежде чем заняться жанром интервью, определите, что для вас главное: этот самый скандал и мимолетный взлет на гребне чужих ошибок или возможность спокойно смотреть в глаза любому человеку в своем городе?

Так, лирическое отступление несколько затянулось, переходим непосредственно к самой работе. Как и у любого общения, в интервью тоже есть свои фазы: "разогрев" на старте, полный ход и постепенное угасание. Скажу сразу, что самый сырой и малоинтересный этап интервью - это его начало. Человек тут же прячется за фразу "Вы задавайте вопросы, а я буду отвечать", и расшевелить его бывает очень сложно. Сначала разговор, по обыкновению, идет на общие темы, начиная с положения дел в государстве и заканчивая проблемами, имеющимися в той сфере деятельности, в которой работает интервьюируемый. И абсолютно неважно, творческий это человек или "технарь" - этого "разогрева" избежать не удается, так что данный этап можно пустить на самотек, ничего страшного в этом нет. Как правило, интервьюируемый сам выведет вас на нужную стезю, поэтому главное на этом этапе - позволить человеку говорить и не перебивать его, даже если он перескакивает с темы на тему, и его слова - абсолютно неинформативны. Задавать вопросы лучше начать чуть позже, когда человек уже настроен на интервью и оценил то, что вы слушаете его со спартанским терпением и с искрой заинтересованности в глазах. Кстати, сидеть с каменным лицом - это последнее дело. Не стесняйтесь реагировать: удивляться, улыбаться и качать головой. Вы скажете: что за дурацкие рекомендации? Но со временем вы поймете, насколько важны даже такие "мелочи".

Где-то с середины начинается самый информативный этап общения: интервьюируемый еще не устал, он готов говорить на любые темы и сам получает от этого удовольствие. Завершающий этап интервью - это уже общение человека с человеком. Не знаю, как у других, но у меня последние минуты общения уходят на информацию личного характера, естественно, с пометкой "это не для печати". Эта просьба "не для печати" для меня - табу, так что даже при включенном диктофоне ни одна выкладка из завершающей части беседы в печать до сих пор не попала.

Кстати, был интересный случай: меня отправили на интервью к женщине, занимающей видное положение, и предупредили, чтобы я не задавала вопросов про личную жизнь. Вообще-то таких вопросов я никогда не задаю, ибо сама, будучи в статусе интервьюируемой, на них бы не отвечала. Просто дама переживала разрыв в семейных отношениях, и хотя это было известно всем, но акцентировать внимание на данном факте не хотелось. Так что мы с ней поговорили о работе, о проблемах глобальных и неглобальных и подошли уже к стадии прощания, как она вдруг начала говорить о семье. Все те запретные темы, которых мне строго-настрого нельзя было касаться, оказались передо мной как на ладони. Не знаю, чем это было вызвано, но я отдаю должное этой женщине, которая решилась не только открыть душу человеку, которого видела впервые, но и человеку, в силу принадлежности к конкретной профессии, имеющему возможность на этом сыграть.

Следующий, самый интересный и полный неожиданностей этап условно называется "пост-восприятие", и начинается он тогда, когда ты приносишь готовый материал на согласование. Человек начинает читать то, что он говорил буквально вчера, на этом же диване, и уверять, что он такого не говорил и что "отсюда до сюда" надобно стереть. Нет, то есть он такое говорил (куда ж деться от диктофонной фонограммы), но совсем не в том смысле. Вообще, жанр интервью - это настоящий Клондайк для желтой прессы и нечистоплотных журналистов (есть, к сожалению, и такие). Ибо любой интервьюируемый в пылу беседы перестает контролировать свои слова. Это вполне объяснимо: если бы люди следили за каждым своим словом, то человечество погрязло бы во вселенском молчании. И естественно, что могут просочиться фразы, за которое всеслышащее журналистское ухо обязательно зацепится, так что если бы мне пришлось написать книгу, состоящую только из подобных фраз, то это был бы хит сезона. Но я этого, конечно же, никогда не сделаю, более того, в силу перегруженности моего мозга информаций, он у меня периодически (и причем, самостоятельно) форматируется, что влечет за собой потерю информации, и я благополучно забываю самые судьбоносные фразы, которые могли бы возвести меня на Олимп скандальной прессы.

Как и в отношении простых смертных, классификация интервьюируемых практически та же: сложный человек, закрытый, коммуникабельный, эмоциональный и т.д. Самое сложное - это люди закрытые, и никогда не поймешь, то ли они действительно настолько надежно спрятаны за собственноручно возведенной ширмой, то ли им просто нечего сказать. У меня был случай, когда человек говорил только "да", "нет", и "не знаю" - я серьезно! Мы проговорили таким образом минут 40, после чего мне пришлось написать интервью самой - с первой строчки до последней: и за меня, "и за того парня". Человек прочитал и, как ни странно, остался очень доволен тем, что он, оказывается, может так излагать свои мысли. Но это было, благо, один раз - в остальных случаях информация, в том или ином объеме, все же поступает. Бывает и наоборот: люди настолько переполнены этой информаций и так умеют ее преподносить, что мне остается только слушать и запоминать, как это было, например, с Зарой Акунц.

Иногда может показаться, что роль журналиста во время интервью - это подержать диктофон, умудриться вставить пару реплик и задать каверзные вопросы. На самом деле, основная работа будет после, когда интервью начинает складываться, как пазл, и выстраиваться в статью. Механически фиксировать слова интервьюируемого - это, на мой взгляд, - самая распространенная ошибка. Рука журналиста должна быть узнаваема даже в этом случае, хотя есть мнение, что этим журналист выводит на первый план себя, а не интервьюируемого. Но здесь очень важно соблюсти баланс: интервью должны быть узнаваемым, но не целиком подогнанным под стиль, свойственный конкретному журналисту.

Если хочется высказать свое мнения, я иногда прибегаю к такому приему: в начале статьи и в конце пишу несколько срок от себя, и тогда и интервью остается цельным, и свою личную точку зрения удается донести до широкой общественности. Кстати, по поводу последнего, мне кажется, что интервью с подобными вкладками выглядит интереснее, потому что даже беспроигрышный вариант для удержания внимания читателя ("вопрос-ответ") иногда его утомляет. Хотя бывает и так, что тебе совершенно не хочется не только что-то комментировать, но и упражняться в остроумии или влезать со своими вопросами. Так было в одном из последних интервью, где лично мои вставки состояли из пары слов: "...об эмоциях", "... о прощении", "...о поэзии" - и далее слова интервьюируемой. Может возникнуть вопрос: а где тут лично твоя, журналистская работа и нужно ли настолько уходить "в тень"? Но мне не кажется, что этот прием как-то умаляет умение журналиста, и даже наоборот - зачем насаждать собственное присутствие там, где в этом нет никакой необходимости? Правда, такое лучше практиковать журналистам опытным, которые уже могут себе позволить "не засвечиваться" в своей же собственной статье.

Как можно отличить удачное интервью от неудачного? Отвечу просто, даже примитивно - или оно интересное, или нет. Бывает так, что полученная от интервьюируемого информация сама по себе скучна, а изложение - на самом низком уровне, но на то и твое умение, чтобы привести все в надлежащий вид. Так что это не оправдание, хотя не скажу, что я сама к нему иногда не прибегаю, когда пытаюсь оправдаться перед собой. Бывает, что информации много, есть интересные моменты, но тебе самой не удается преподнести ее в нужном ракурсе. Иногда интервьюируемые говорят эпатажные или неоправданно-нелицеприятные вещи, и твоя задача - максимально их откорректировать, причем не для себя - для них же самих.

Все ли интервью у меня получаются? Конечно же, не все. Попробуйте, например, вбивать гвозди - удастся ли вколотить все 20 гвоздей с одинаковым успехом? Думаю, что нет: у одного стержень окажется искривленным, по другому ты не так ударишь. А здесь - живые люди, и каждый - со своим характером, сгустком эмоций, застарелыми и приобретенными комплексами, мировоззрением... И, кстати, своим представлением о том, каким должно быть интервью
Профессия журналист
Яндекс.Метрика
Использование  материалов с данного сайта допустимо только с разрешения автора.
Дизайн и верстка сайта - А. Казарян
Copyright© 2006-2012 Your Website  Inc. All Rights Reserved.
0
Нравится