О ПОЛЕТЕ НА САМОЛЕТЕ, ИЛИ ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬ-НОГО ПЕРЕЛЕТА

О ПОЛЕТЕ НА САМОЛЕТЕ, ИЛИ ОСОБЕННОСТИ
НАЦИОНАЛЬНОГО ПЕРЕЛЕТА


Что хотите говорите, но полет на самолете - это всегда событие, даже если оно происходит с завидной регулярностью. На несколько часов ты оказываешься в совершенном другом измерении и даже начинаешь задумываться о вечном. Правда, это удается не всегда, потому что на высоте нескольких тысяч метров твои родные соотечественники не дают тебе даже мысленно оторваться от земли.

Что самое главное при полете на самолете? Это, как в жизни, - чтобы повезло с соседями. Усаживаясь в кресло, каждый раз опасливо оглядываешь своих попутчиков, мобилизуя все свои знания человеческой психологии, но и это не помогает. Помните: даже дежурная улыбка рядом сидящим - это неразводной мост для общения на ближайшие несколько часов. После удачного взлета, когда все, наконец, расслабляются, начинается строительство этих самых мостов, причем чаще в одностороннем порядке. Все начинается с незатейливого вопроса, на который попадаются все: "Куда (к кому) вы летите?" Не дослушав ответа, следует набор заготовленных заранее фраз, начинающихся с сакраментального "А я вот..." Если у вас хватило терпения на ближайшие 10 минут, то вы пропали. На 15-й минуте, практически без рекламных пауз, следует "краткое содержание предыдущих 126 серий", а именно монотонное, как рев двигателя, повествование о жизни рядом сидящих, начиная с детсадовского возраста. Через полчаса сосед (соседка) неизменно переходит к самой животрепещущей теме на сегодняшний день, которой будут посвящены последующие 124 серии, - дети, мужья (жены), осточертевшие родственники, любовники (-цы), начальники-самодуры и все, что со всем этим связано.
  
Излияние соседу в самолете - это лучший сеанс психотерапии, потому что вероятность того, что вы еще когда-либо встретитесь или хотя бы запомните своего "психотерапевта" в лицо, равна практически нулю. Посему соседу в самолете можно рассказывать абсолютно все. Помнится, во время одного перелета из Еревана в Москву рядом оказалась молодая дама весьма презентабельного вида, на слое макияжа которой было тщательно выведено "no problem". Так вот про эти "no problem" мне пришлось выслушивать во всех интимных подробностях на протяжении 2.5 часов, после чего я окончательно убедилась в том, что богатые тоже плачут. Только в результате пришлось плакать мне, потому что у меня не оказалось ни малейшей возможности сосредоточиться на своих "no problem" перед ответственной встречей. На обратном пути, после того, как мои собственные "no problem" превратились в одну сплошную "problem", в самолете мне пришлось принять позу египетского фараона, который умер еще до нашей эры, так как женщина преклонных лет всячески старалась пробить мою броню и рассказать о том, почему у нее не сложилась жизнь.
  
Что роднит наши самолеты с поездами дальнего следования? Пожалуй, только одно - бесконечное хождение по салону, как по вагону. Все постоянно куда-то ходят, возвращаются, потом идут снова в том же направлении, как будто оставили в хвосте самолета свои сигареты. Подозревать их в проблемах с желудком не приходится, так как у них более цветущий вид, чем у всех тех, кто намертво пристегнут к своим креслам. Наверное, тут срабатывает момент обследования своей территории: народ должен изучить салон самолета вдоль и поперек, как собственную кухню, и по-домашнему проследовать туда-сюда пару раз для обретения уверенности в завтрашнем дне. Надо ли говорить о том, что на международных рейсах такого и в помине нет - это наше, армянское, родное. Поэтому если кто-то постоянно слоняется по салону самолета, который летит откуда-нибудь из Гваделупы, можно даже не сомневаться и сразу обращаться к этому ходоку по-армянски.
  
После усаживания в кресла, еще до взлета, у нас начинается обязательная процедура перетасовки: "Садись туда, а я сяду сюда, потому что в твоем ряду сидит тетя двоюродного брата моей жены". Объяснять, что ты не хочешь менять своего места, бессмысленно - как минимум, тебя обдадут презрением. Да бог и с ним, с этим презрением, просто если ты останешься на своем месте, на протяжении всего пути следования через тебя будет вестись громкий разговор о том, что тетя Сона выдала замуж сына, а невестка оказалась сущей стервой. После этого перекрестного диалога начинаешь уважать эту стерву-невестку и втайне желать, чтобы она окончательно испортила жизнь этому святому семейству. В результате у тебя сдают нервы, и, сжав зубы, ты хватаешь свою сумку и перебрасываешь ее на соседний ряд.
  
Самое интересное в салоне начинается за несколько минут до посадки. Только армяне могут начинать подтаскивать свои сумки к выходу из самолета за полчаса до приземления. Боязнь остаться в самолете - это наша национальная черта. Видимо, когда-то несколько армян были обречены прожить здесь остаток жизни, и это на генетическом уровне передалось другим поколениям. В результате протиснуться к выходу оказывается практически невозможным. Приходится сидеть в кресле, увертываясь от проносимых в опасной близости от тебя многотонных сумок, и ждать. О том, чтобы кого-то пропустить к выходу, - об этом не может быть и речи! Довелось мне как-то лететь в Софию с мужской баскетбольной командой, которая заполнила весь салон. Как только подали трап, я по привычке уютно устроилась в кресле еще на ближайшие полчаса, пока не поняла, что вся баскетбольная команда Болгарии стоит и терпеливо ждет, пока я, наконец, покину самолет. Двухметровые мужчины, подпирая головами полки с багажом, переминались с ноги на ногу у своих кресел и с улыбкой показывали мне на выход.
  
Больше всего в полетах достается нашим стюардессам. Они без конца носятся по салону, и через несколько минут после взлета приветливая улыбка окончательно сползает с их лиц. Беспрестанно плачущие дети и мужчины, которые остались без дела на ближайшие пару часов, - это настоящий бич наших стюардесс. Тут как с соседями по креслу: чем больше улыбаешься, тем хуже тебе будет. Приплюсуем это к тому, что стюардессам приходится отлавливать блуждающих по салону пассажиров и постоянно подносить напитки мужчинам, для которых заказать лишний раз газировку - это единственный шанс перекинуться парой слов со стюардессой. Потом эти праздные мужчины начинают ловить стюардесс, чтобы отдать им пустой стакан, после чего решаются на новую порцию прохладительного напитка. Я так думаю, что это именно те, которые постоянно ходят в хвост салона, потому как после нескольких стаканов дотерпеть даже до Москвы оказывается им не под силу. Кстати, если кто-то обвиняет армянских стюардесс в неприветливости, значит, он никогда не летал на московских рейсах. С московскими стюардессами не забалуешь: тут лучше умереть сразу, чем спросить, почему из правого двигателя уже полчаса доносится подозрительный шум.
  
Как гласит одно изречение, если хочешь узнать человека, отправляйся с ним в дорогу. Я предлагаю не рисковать столь глобально, а просто... сесть с этим человеком в самолет. Этого будет вполне достаточно, чтобы окончательно определиться, так как если он будет постоянно пересаживаться, доставать вещи из верхнего отделения, ходить по салону и донимать своими просьбами стюардесс, то самое верное - это после посадки "случайно" потеряться где-нибудь на паспортном контроле еще до начала совместного отдыха.
Армавиа
Яндекс.Метрика
Использование  материалов с данного сайта допустимо только с разрешения автора.
Дизайн и верстка сайта - А. Казарян
Copyright© 2006-2012 Your Website  Inc. All Rights Reserved.
0
Нравится