НИКОЛ АГАБАБЯН
НИКОЛ АГАБАБЯН:
''В ЖИВОПИСИ МОЙ ЯЗЫК - АРМЯНСКИЙ'' 


Никол Агабабян (1964 г.) - известный армянский художник-пейзажист, с 1992 года - член Союза художников Армении. На его счету более 50-ти персональных выставок в Армении, России, Америке и Европе. 




Перейти в галерею работ

- Вы объездили полмира, но можно ли назвать страну, которая оставила на вас наибольшее впечатление и нашла отражение в творчестве?
- Да, я действительно побывал в очень многих странах... Самое большое впечатление произвела, конечно же, Франция, ведь Париж - это мировая столица искусства. Много эмоций было и от Венеции, но вот где я действительно хотел бы побывать, так это в Китае и африканских странах! Их экзотика меня всегда привлекала. Что же касается влияния на творчество - то все мои впечатления, конечно же, подтолкнули на создание целых циклов работ, посвященных, например, Парижу. Понимаете, каждый человек должен пройти через это "культурное крещение", узнать больше об искусстве других наций, и, хочешь ты этого или нет, все в тебе откладывается, помогает найти какие-то ориентиры. Но это чревато и тем, что художник может потерять индивидуальность и начать просто копировать, и с такими прецедентами я сталкивался. Тут важно все переварить, понять, что твое, а что - нет.

- Так что же все-таки первично: впечатление от увиденного или его детальный анализ?
- Когда я начинаю рисовать, то первоначальный толчок дает, конечно же, воодушевление. Но я всегда стараюсь анализировать, что я делаю и для чего. Не в процессе работы, когда я сосредотачиваюсь только на создании полотна, но после - обязательно. То есть в этом ты поднимаешься на следующую, более высокую ступень - ступень анализа.

- В какой степени то, что реально происходит в жизни, проецируется на вашем искусстве? Удается абстрагироваться от всего?
- Практически, нет. Искусство и реальная жизнь во всех ее проявления очень тесно взаимосвязаны. Ведь любое искусство (и живописное, в том числе) - это лишь язык выражения. Я всегда интересовался всем, что касается нашего общества, политическими событиями, и нередко в диспутах слышал в ответ: "Ты же художник, зачем тебе это?" Но я же здесь живу! И основное предназначение художника - не просто абстрактно творит для собственного удовольствия, а через свое творчество показывать некий верный путь. Ведь как было раньше? Ученые пользовались достижениями искусства, и искусство было первично. В 20 веке наука стала усиленно развиваться и оставила далеко позади любое творчество. Раньше был этот духовный полет, а что теперь является движущей силой? Сейчас искусство стало бизнесом, способом зарабатывать деньги - и только. Оно всегда активнее всего развивалось в богатых странах, потому что там есть люди, которые понимают, что искусство надо финансировать. А где меценаты в Армении? Где это стремление вложить деньги в сферу искусства, чтобы помочь самим себе, дабы не чувствовать недостатка в духовной пищи? И все это ведет к полной дисгармонии, которая стала отражаться даже на нашем климате.

- В каком смысле?
- В самом прямом! Что у нас произошло с осенью или весной? Мы практически их не видим! Холодно, холодно, а потом сразу - жарко. Катастрофически сократился весь этот переходный сезонный цикл. А человек - это тоже природа, и то же самое наблюдается в нашем обществе: сейчас есть или очень богатые, или очень бедные - а той самой переходной категории нет.

- С климатом будет сложнее, а вот что можно сделать для привлечения меценатов в сферу нашего искусства?
- Нужно изменить к нему подход на государственном уровне. Искусство превратилось в одно сплошное шоу, причем не только у нас. Искусство - это сфера, в которую бизнес проникать не должен, и это не какая-то узко национальная проблема. Вот был я недавно на выставке в Санкт-Петербурге - главном центре академической русской живописи. И был разочарован, потому что именно ее, эту академическую русскую живопись, я там не увидел. Некое европейское мышление проникло даже в живописные концепции: художники увлеклись какой-то мало понятой абстракцией, все бесцветно, безлико и не имеет никакой художественной ценности. Любое национальное искусство - это и мировое достояние. Что, Ван-Гог, Паваротти или Азнавур - они только "для своих"? Но должна быть сохранена самобытность! Я уже сказал, что искусство есть язык выражения. Я могу сказать пару фраз на французском, английском, русском, но лучше всего я говорю и мыслю на армянском. Так и в живописи: мой язык - армянский.

- Вы сказали, что искусство и реальная жизнь всегда очень взаимосвязаны, и привели примеры негативных тенденций сегодняшней жизни. Но что-то на ваших полотнах я не вижу пасмурных или пессимистичных красок. Все настолько ярко и жизнеутверждающе...
- А зачем эти мрачные тона на картинах? Их вполне достаточно в самой жизни, чтобы еще отражать их на полотнах. Грусть и негатив я держу в себе, и никогда не считал правильным выносить в сферу искусства свою "кухню". В связи с мрачными красками всегда вспоминаю "Черный квадрат" Малевича. Кто-то сказал, что это - шедевр, и все послушно кивают, боясь прослыть профанами в искусстве. Но это разве творчество, что это вообще такое? Или этот абстракционизм, когда человеческое лицо изображают в каких-то геометрических фигурах, деформируют, а попросту - уродуют. Я этого не принимаю. Главная цель любого искусства, на мой взгляд, - это привносить в жизнь позитив, луч света. Если в жизни что-то плохо или трагично, зачем все это усугублять, еще и отражая на холсте? Да, негатив тоже может подвигнуть на самовыражение, но это простительно обычному человеку, но художнику - нет! Видите эти работы?

- Очень красочные и светлые!
- Да, а Вы знаете, что это я писал в тяжелейший период Карабахской войны? Тяжелый не только для страны, но и для меня лично - я потерял на этой войне много друзей. Так что художник, на мой взгляд, совсем не тот, кто лишь копирует трагичную действительность...

- Как сейчас обстоят дела в сфере современного армянского искусства?
- Так же, как и во всех других сферах нашей жизни. Я еще раз повторю, что армянское искусство превратилось в сферу бизнеса и средоточие чужого, не присущего нам мышления. Возьмите тот же НПАК - Центр экспериментального современного искусства, которым я не устаю возмущаться. Что там выставляется, Вы видели? "Комната наркомана" или что-то наподобие, и, причем, не в смысле предупреждения, что это плохо, а наоборот - посмотри, мол, как это интересно! Это огромное пространство отдано для демонстрации совершенно чуждых нам вещей, причем сколько раз я предлагал устроить конкурс и отдать эти залы нашим художникам, пусть выставляются!.. А эти примеры нашего псевдо-искусства - тот же Кот у Каскада. И наши люди подходят к нему, фотографируются... У памятника Давиду Сасунскому никто не фотографируется, а у Кота - пожалуйста! Почему молчит Союз художников, он же может высказать свое мнение, везде же есть умные люди? Но они безмолвствуют... Я слышал (хотя дыма без огня не бывает), что "Арменфильм" продали, и теперь все фонды армянских фильмов уничтожают. Но есть ведь французское кино, итальянское, даже американское - как бы к нему ни относились. А армянского больше не будет? Когда я смотрю наши телепередачи, то у меня складывается ощущение, что это - телевидение для какого-то африканского государства. Передачи низкого уровня, идут на безграмотном языке - это не армянский! Где положительный импульс от всего этого? Ведь мы, армяне, по сути - добрая, позитивная нация, но у нас сейчас какое-то засилье зла. Баланс полностью нарушен. Вот пример: в Китае после Второй мировой войны был зафиксирован невиданный прирост населения, и эта тенденция длилась очень долго, пока государство не начало ее искусственно приостанавливать. А почему? Для того же баланса! Столько было боли, страданий, жертв, разрушений, но победил позитив, и начали рождаться дети.

- Да, вы уже говорили о своем теплом отношении к Китаю...
- Это очень хорошая нация. Не то, что в Америке - одни искусственные улыбки. Сплошной театр, но не скажу, что это неприятно. А армяне грубее стали, в нас раньше было больше хорошего. Сейчас зло диктует свои правила. Посмотрите, что творится в деревнях - эти "неприкосновенные" депутаты открыто отбирают у крестьян земли, разглагольствуют о коррупции с экранов телевизоров - то есть, получается, что сами о себе говорят, что ли?

- Давайте все же поговорим о вещах более приятных, чем наши депутаты, а именно - об искусстве и художниках. Как вы лично, например, реагируете на известность и признание?
- Очень спокойно. Для меня это все - не важно. Умный человек никогда не будет гнаться за славой. Пусть я буду неизвестным или непризнанным, но зато честным. Ведь это как построить дом: нужны не только фундамент, но и песок, гвозди, какие-то прикладные материалы. Важно не то, роль "чего" художник выполняет в этом "строительстве": главная задача - построить дом!

- Вы явно скромничаете: взять, например, 25 картин, которые вам заказал сам Пьер Карден...
- Да, было такое: вот, кстати, этот цикл. Что уж тут скрывать, художник должен иметь возможность продавать свои картины, чтобы иметь возможность хоть какое-то время спокойно работать.

- Не завидуют?
- Как же без этого? Приведу мой любимый пример: Аветику Исаакяну постоянно говорили, что некто отзывается о нем очень плохо. Писатель все не верил, а потом сказал: "Этого не может быть, ведь я ничего хорошего ему не сделал!" Так и в моем случае. Чего только о себе не услышал за все последние годы: и что у меня "спина", и что я был на короткой ноге с некоторыми влиятельными политиками - никто не хочет верить, что можно пробиться самому.

- Наш журнал в большей степени рассчитан на женскую аудиторию. Может, скажете несколько слов и о прекрасной половине человечества?
- Знаете, мне бы очень хотелось, чтобы в любых средствах массовой информации появлялось как можно меньше женщин.

- От вас я этого не ожидала...
- Я имею в виду - в таком виде, в каком они там представлены. Когда дама скрыта одеждой - разве от этого она кажется менее привлекательной? Ведь женщина - это сплошная любовь, а сейчас любовью называют секс. Я хочу, чтобы наши женщины были красивы, а не эротичны. Это же не что-то материальное, не просто тело, а внутреннюю красоту сейчас полностью задвинули на задний план. Вот, например, по телевидению идет клип - наша армянская певица что-то распевает, лежа на разобранной постели. Она что демонстрирует: свое певческое искусство, себя или свою постель? Где очарование армянских женщин, которых нужно беречь, как клад? Этот американский образ жизни нам не нужен! Ведь как это пошло выглядит, когда армянская девушка поет с экрана: "Я тебя хочу!". Нет у нас чувства меры.

- А такое явление, как деловая армянская женщина - для вас вообще приемлемо?
- Знаете, я думаю, многие представительницы слабого пола просто были вынуждены в те тяжелые годы заняться бизнесом, работой. Но я уверен, что женщина всегда должна быть на своем месте. Эти феминистические выступления, призывающие вернуть женщинам их права, мне совершенно непонятны. А кто их отбирал? По-моему, и наши, армянские, женщины никогда не были ущемлены в своих правах. Ведь не секрет, что слово жены в семейных вопросах очень часто оказывается решающим, хотя не все наши мужчины готовы в этом признаться. Я не понимаю, когда супруги (в той же Америке или Европе) в ресторане платят каждый за себя или в аэропорту тащат каждый свои чемоданы. Муж и жена должны быть единым целым, во всем. Нам не нужно это инородное мышление и европеизированные семейные ценности. У нас есть свои основы семьи, истинно христианские, и нам необходимо их сберечь.

июнь, 2007 г.

Перейти в галерею работ
Никол Агабабян
Яндекс.Метрика
Использование  материалов с данного сайта допустимо только с разрешения автора.
Дизайн и верстка сайта - А. Казарян
Copyright© 2006-2012 Your Website  Inc. All Rights Reserved.
Нравится
0