КАРИНЕ КАЗАРЯН
КАРИНЕ КАЗАРЯН:
"МОЙ СОБСТВЕННЫЙ СУДЬЯ -ЭТО МОЯ СОВЕСТЬ"


Долгий и интересный разговор с судьей Карине Казарян, имевший место в ее кабинете в здании Апелляционного суда по уголовным и военным делам РА, мог продолжаться до бесконечности, потому что поставить точку в интервью было, пожалуй, сложнее, чем судье Казарян поставить подпись под очередным приговором.


- Я всегда мечтала быть именно судьей, а не просто юристом, - начинает своей рассказ Карине Казарян. - Окончив юридический факультет МГУ, я вернулась в Ереван и начала работать старшим юрисконсультом, а затем, в 1982 году, была назначена судьей. Я абсолютно уверена, что быть судьей нужно только по призванию. Эта работа отнимает огромное количество сил - как физических, так и моральных, и полноценно заниматься ею из карьерных или иных соображений, на мой взгляд, просто неправильно.

- А какие дела интереснее: уголовные или гражданские?
- Моя мама нередко спрашивала меня: "Есть у тебя сейчас интересное дело? Хочу прийти на слушания". И я всегда говорила: "Мама, скучных дел не бывает. Дело о разводе может быть интереснее любого дела об убийстве!" Что происходит на заседаниях, когда супруги делят имущество или устанавливается отцовство, - это надо видеть.

- Не кажется ли вам, что это очень тяжелая работа для женщины?
- Вы знаете, дело в том, что нагрузка, конечно, большая, но она бывает разная. У судей, рассматривающих бесчисленное количество гражданских дел, она в большей степени физическая. Что же касается уголовных дел, то здесь основная нагрузка - психологическая. Сами по себе уголовные дела очень тяжелые для восприятия, как и контингент, с которым нам приходится иметь дело. И все это не может не отражаться на психологическом состоянии судьи. Я, конечно, определила для себя, что как только выхожу из здания суда, то перестаю быть судьей и становлюсь просто женщиной. Но это легче сказать, чем сделать. Все равно о том, что ты - судья, ты помнишь постоянно, в течение всего дня, не говоря уже о том, что рассматриваемые дела мысленно анализируются даже вне стен суда. Например, одно из последних дел никак не выходит у меня из головы: женщина убила новорожденного и спрятала его под шкаф. Она немного отсталая в умственном развитии, но, с другой стороны, додуматься перевязывать живот и скрывать беременность под просторной одеждой она смогла. Как у Вас с нервами? Посмотрите на эти фотографии...

- Какой кошмар! Мой первый порыв был бы дать ей максимальный срок...
- Максимальный срок по этой статье - 5 лет, но следовать первому порыву судья не имеет права. Ей дали год, но она решила обжаловать приговор, и просит простить ее и снять обвинение. Мы попробуем понять мотивы содеянного и свершить правосудие.

- Упустим для читателей подробности самого преступления, но можно ли вообще понять человека, решившегося на такое?
- Тут дело вот в чем, и я всегда говорю это даже своим коллегам. Не судите преступников только с позиций своих - со своего уровня интеллекта, своего образа жизни. Если считается, что так жить и поступать нельзя, то это - лишь общепринятая точка зрения. И порой нам и во время суда говорят: "Поймите нас как люди... как матери... как женщины!", на что мы неизменно отвечаем: "Мы - судьи!". Но профессионализм судьи в том, чтобы понять подсудимого именно со своего места, и для этого совсем не нужно, как говорится, "спускаться в зал" и становится одной из них.

Что же касается попыток понять действия преступника, то вернемся, например, к делу о новорожденном. Эта женщина не вполне развита, ее мать ни о чем не подозревала, отцом ребенка оказался какой-то сосед, который просто ею воспользовался. Не было никакой возможности не только поднимать ребенка на ноги или воспитывать, но и просто предъявить его семье - и женщина выбрала единственный для себя выход. Несомненно, за это она понесет наказание, но судья обязан если не ставить себя на место этих людей, то по максимуму изучать все причины совершенного.

Вот еще одно дело: двое молодых парней украли метры проволоки и сдали их как цветной металл. Они выручили за это 46 тысяч драмов (128$), поделили выручку и, наконец, накормили свои семьи. При этом, в принципе, район обесточен не был, никто особо не пострадал - и суд при пересмотре дела определил им условный срок, приняв во внимание возмещение материального ущерба. Или другой пример: мужчину обвинили в краже и определили ему срок наказания в 4 года лишения свободы. Да, несомненно, он виноват, но можно ли четверых малолетних детей оставлять без отца на такой длительный срок, если статья допускает менее тяжкое наказание? Давать шанс, на мой взгляд, нужно всегда, особенно если это - первое нарушение или дело о несовершеннолетних. Я объясняю тем, кто идет на кражу якобы для содержания своей семьи: "Ваши семьи живут впроголодь, вы не в состоянии их обеспечить, но вот сейчас, если вас посадят на несколько лет, - вашим семьям будет легче?"

- Насколько разное восприятие у судей-женщин и судей-мужчин?
- Я вообще считаю, что если в судейском составе есть хотя бы одна женщина, от этого выигрывает и само дело, и атмосфера его рассмотрения бывает иная. То, что замечает женщина-судья, порой остается незамеченным для мужчины, и наоборот. Конечно, отдать судопроизводство полностью в руки женщин - это будет неверно, но нашу роль недооценить трудно. Женщины более добросовестны, они больше вникают в нюансы и большее внимание обращают как на социальные вопросы, так и на чисто человеческую подоплеку. Женщины строптивы, их трудно сразу убедить даже в самых очевидных фактах - и порой для дела это может сыграть решающую роль. Что касается логики, то у меня, например, логика больше мужская, и не скрою, что это очень помогает мне в работе.

- А женская интуиция? Бывает, что все очевидно, и факты говорят в унисон, а ваш внутренний голос что-то настойчиво подсказывает?
- Конечно, и очень часто! Я всегда прислушиваюсь к своей интуиции - и представьте себе, что она меня еще никогда не подводила.

- Можно ли сказать, что женщины-судьи, все же, лояльнее мужчин в отношении вынесения жесткого приговора?
- Нет, далеко не всегда. Например, было у нас дело об убийстве. Какие-то нелюди в погонах ни за что стали избивать двух молодых солдат. Один спустя несколько часов сдался - они полностью сломили его, а второй ни за что не хотел подчиняться. Так они избивали его 17 часов! И, как потом цинично рассказывали, делали перерыв только, чтобы поесть и отдохнуть. В результате они забили парня до смерти... Я до сих пор помню лицо этого убийцы, и как смиренно он сидел на суде, как бил на жалость и не сознавался в содеянном... Его приговорили к пожизненному заключению.

- Что вы испытываете, произнося приговор?
- Эмоции, на самом деле, непередаваемые и очень разные. Даже само начало процесса, когда произносят: "Встать, суд идет!" - очень волнующе. За плечами более двадцать лет судебной практики, а я до сих пор не могу без эмоций слышать эту фразу. Но особенно, когда начинаю зачитывать приговор: "Именем Республики Армения..." Я каждый раз, произнося это, переполняюсь пафосом в самом лучшем смысле этого слова. Иногда даже возникает необходимость сделать небольшую паузу, чтобы справиться с волнением. Интереснее всего, когда оглашаешь приговор, которого от тебя совсем не ждут. Но для меня самое важное, чтобы он не шел в разрез с твой собственной совестью.

- Возникает ли необходимость советоваться не только со своей совестью, но и по-человечески делиться с кем-то из близких или коллег?
- Конечно, например, с коллегами мы постоянно обсуждаем наши судебные дела не только в рабочем режиме, но и в личных беседах. Даже когда мне кажется, что все четко, что тут нет и не может быть никаких вариантов и приговор уже вынесен, я нередко интересуюсь мнением своих домашних. Рассказываю о рассматриваемых делах и спрашиваю лишний раз как себя саму, так и моих близких: "Действительно ли я права?"

- Вопрос о том, влияет ли эта напряженная и ответственная работа на семью, уже отпал сам собой.
- Да, потому что это очевидно. Мои трое детей уже взрослые, у меня уже есть внуки, но как бы мы, женщины, ни хотели оставлять все дела за стенами зала суда, это не получается - и наоборот. Если у женщины, например, остались дома ненакормленные дети, сможет ли она мысленно отойти от этого и полностью погрузиться в работу? Но чаще всего, конечно, именно работа отражается на семье, а не семейные проблемы - на работе. Моя коллега рассказывает, что когда она приходит домой, дети-школьники, прежде чем обратиться к ней, всегда интересуются: "Мама, у тебя сегодня был тяжелый день? Дело было сложное?" Представляете? Да что говорить, вот у меня случилось несчастье - умер отец. А на следующий день я была в суде. А как иначе? Слушалось дело об убийстве молодого солдата, его отец приехал из Иджевана: могла ли я вынести на первый план свою боль и отменить слушание? У того мужчины - свое горе, он 10 дней ждал пересмотра дела и приехал издалека - ему ли до моих проблем?

- Да, вижу, для вас действительно это - не работа, а настоящее призвание. И обидно, наверное, когда предвзятое мнение людей распространяется на всех без исключения судей.
- Насчет расхожего мнения - это действительно удручает. Многим кажется, что у нас все решено заранее, все куплено и перекуплено, но ведь это совсем не так!

- Но ваш труд невозможно не оценить.
- Насчет оценки нашей работы - тоже, знаете ли, бывает обидно. Не смогу привести точных цифр, но в трех иерархиях власти - в исполнительной, законодательной и судебной - больше всего женщин именно в судебной системе. А когда организовывают праздничные мероприятия в честь женских праздников, то на них почему-то приглашают женщин всех профессий и специальностей, но среди них не бывает женщин-судей. А почему, разве мы плохо делаем свою работу или мы - не такие же женщины, которым нужно внимание?.. Кстати, хотите оказаться на настоящем судебном процессе? Тогда спустимся в зал, а по дороге я расскажу еще об одном интересном случае...
.
  
Конечно, описать все увиденное и услышанное из будней женщин-судей в течение одного интервью невозможно. И, покидая стены суда, в этот раз задаешься новыми для себя вопросами, но главное, что сакраментальное "А судьи кто?" и грибоедовские интонации ни на минуту не приходят на ум. Грядет еще один праздник - День красоты и материнства, и очень хочется надеяться, что наших судей-женщин на этот раз не забудут. Поверьте, они этого вполне заслуживают - и как настоящие профессионалы своего дела, и просто как женщины.
март, 2007 г.
Карине Казарян (федеральный судья)
Яндекс.Метрика
Использование  материалов с данного сайта допустимо только с разрешения автора.
Дизайн и верстка сайта - А. Казарян
Copyright© 2006-2012 Your Website  Inc. All Rights Reserved.
Нравится
0