ДАВИД МИНАСЯН
ДАВИД МИНАСЯН:
"Я НЕ БОЮСЬ СЛОВА "НАВСЕГДА"


Давид Минасян - скульптор, главный художник Театра "Амазгаин" Соса Саркисяна. Автор памятников "Мужчины", "Московский дворник", оформитель кафе "Джазве".


- В день, когда я родился, мои родители оказались в Тбилиси, и по этой причине у меня свидетельство о рождении на грузинском языке. И так как я не умею читать на грузинском, то до  сих пор не знаю, как же меня зовут в действительности. Я еще года три потом шутил, что я не родной сын, а приемный.

- Это первые три года вы так шутили?
- Да, еще до того, как начал говорить. А давайте я сразу отвечу на те вопросы, которые мне всегда задают журналисты? Как я стал скульптором - вы ведь должны были меня об этом спросить?

- По законам жанра - должна была, наверное.
- Так вот, я стал скульптором не потому, что с детства мечтал об этом или вдруг почувствовал в себе какую-то тягу или призвание. Дело в том, что мой отец - скульптор, он приобщил меня к этому, отдал учиться, и уже позже я осознал, что это занятие мне по душе. Позже я стал заниматься сценографией, и сейчас работаю главным художником Театра "Амазгаин". Следующий вопрос: "Ваши планы на будущее?"

- А и правда, почему бы не спросить…
- Я вообще решил записать диск с ответами и вопросами и раздавать всем журналистам вместо интервью. Итак, мои будущие планы… Работаю над оформлением нескольких спектаклей и скульптур, хотя о тематике скульптур не хотелось бы говорить заранее.  Но один секрет раскрою: сейчас я работаю над эскизом памятника армянскому джазу, который отметил недавно свое 70-летие. Какие еще вопросы обычно задают?

- Понятия не имею.
- Вспомнил! "Как к вам приходит вдохновение?" Отвечаю: случайно. Бывает, что долго работаешь над эскизом, а бывает, что идея приходит сразу. Следующий вопрос: "В каком жанре и стиле я работаю?" У меня нет определенного жанра, так что четко классифицировать все то, что я делаю, не получится.

- Так, на этом интервью для будущего диска можно считать оконченным,  поэтому переходим к человеческой беседе. Красивые у вас маски на стене.
- У меня была одна маска, и я решил добавить к ней еще одну. Потом объявил всем своим друзьям, что начал собирать настенные маски и нужно, чтобы в течение 10 дней у меня уже была коллекция. И так как у меня очень хорошие друзья, все начали дарить мне маски. Правда, очень скоро я потерял к этому интерес.

- А друзья уже знают о том, что вы забросили коллекционирование?
- Конечно, нет! Вообще я не люблю коллекции вещей - я коллекционирую явления. Например, какие-либо смешные ситуации, хотя конкретных тем, на самом деле, нет. А коллекционирование вещей - нет, это не для меня, мне это быстро надоедает. Человек должен быть постоянен совсем в других вещах: в дружбе, в любви и в своей работе.

- Мужчина, постоянный в любви, - это интересно.
- Ничего удивительного: есть принципы в жизни, которым просто нельзя изменять. Если ты выбрал что-то или кого-то - то это должны быть навсегда. Но от этого сделать окончательный выбор становится все сложнее.

- А вы не боитесь таких слов: навсегда, всегда, никогда?
- Нет, не боюсь. Например, я до сих пор не женат по одной простой причине: все хотят жениться в первый раз, а я хочу жениться в последний… Те же принципы есть и в работе, и, кстати, если бы половина жителей Армении относились к своей работе так же серьезно и принципиально, то наша страна за год добилась бы того, чего не смогла бы добиться за 50 лет.

- Что вам на сегодняшний день мешает работать?
- В творческом смысле - ничего, хотя для всех сфер искусства главной проблемой остается бюджет. Для того чтобы что-то создать, нужно ведь не только вдохновение, но и конкретная материальная база. Армяне вообще очень талантливый народ, но мы талантливы индивидуально. Командных побед в нашей истории было всего три: Аварайрская битва, "Арарат"-73 и КВН. У нас есть много скульпторов, художников и вообще деятелей искусства, которым просто нужно дать возможность полноценно работать. Ведь в каждой стране возрождение культуры и искусства происходило не само по себе, а под давлением государства и идеологии - "под давлением" в хорошем смысле этого слова. В Армении тоже должна появиться, наконец, государственная программа по возрождению и развитию всех сфер искусства.

- Никогда не хотели уехать из Армении?
- Меня приглашали работать, так что реальная возможность уехать была, но зачем мне это? Мне ничего не мешает реализовывать свои идеи здесь, и я не думаю, что где-то еще есть такая свобода творчества. Посмотрите: какие только памятники не появились за последний год в Ереване, другое дело, что некоторые из них вызывают во мне недоумение и негодование. Но вот чего я действительно хочу, чтобы в Ереване был памятник Гоар Гаспарян, и абсолютно убежден, что пока не будет этого памятника, никакому другому певцу или певице памятник здесь устанавливать не должны - даже Шарлю Азнавуру. А Параджанов? В Тбилиси есть его памятник, а в Ереване - нет. Не умеем мы ценить то, что имеем... Может, поговорим о чем-нибудь другом?

- Хорошо, поговорим о творчестве. Есть что-то такое, чего нельзя изобразить посредством скульптуры?
- Думаю, все можно.

- Например, можно ли изваять в скульптуре… зависть?
- Конечно!

- А как это будет выглядеть?
- Пока не знаю, дайте мне час, и я вам нарисую эскиз. Может, это будет одна большая золотая пуговица и рядом маленькая - из тех, что на  школьной форме были, помните? Впрочем, можно придумать и что-то другое, ведь отрицательное вообще намного легче изображать и материализовывать.

- Я намеренно не спросила: можно ли изваять любовь.
- Да, понимаю: любовь, весна, материнство - это уже было не раз. Перефразирую слова одного писателя: нужно уметь выражать самые привычные явления так, чтобы все поражались, а то, что никто не видел и не ощущал, преподносить так, чтобы это казалось узнаваемым. Мне кажется, в этом и заключается основная задача в творчестве.

- Есть ли какая-либо скульптура, которая не столь известна, но лично вам она кажется наиболее удавшейся?
- Раньше такое было, но сейчас, если на стадии создания эскиза я понимаю, что скульптура не получится и не станет для меня любимым детищем, то я просто дальше не продолжаю. В итоге, все то, что уже сделано, я считаю удавшимися работами.

- Над "Мужчинами" долго пришлось потрудиться?
- Нет, самым сложным оказался выбор окончательного варианта среди 8 эскизов. Я лично очень не хотел, чтобы герои были в зимней одежде, но меня убедили, что делается именно скульптура фильма и его героев, а самое основное в фильме было в конце - это последние кадры, когда на утро выпал снег…

- Чего вам сейчас не хватает в жизни?
- Думаю, что я счастливый человек, который в этой жизни на своем месте. У меня все есть: любимая работа, любимые друзья, родители. А не хватает... Мне не хватает только любви и сына. Я уже говорил, что хочу жениться в последний раз, поэтому все должно получиться само собой и в нужное время. Не хочу играть в лотерею.

- Так ведь любовь и есть самая главная лотерея.
- Да, но я люблю только выигрывать! А то если увлечься этой игрой, то затянет (смеется).

- Какие черты характера или поведение вы не приемлите в людях?
- У творческих людей - "звездную болезнь". В общении с обычными людьми не люблю, когда во время беседы у собеседника постоянно бегают глаза, это уже о чем-то говорит. Не люблю, когда здороваешься с мужчиной за руку, а он ее не пожимает крепко, по-мужски. Не принимаю людей, живущих двойными стандартами, и, конечно, не прощаю предательства. 

- А что вы не приемлете в женщинах?
- Самое страшное для меня, когда женщина старается казаться умнее, чем она есть, и идет ради этого на такие шаги, что просто диву даешься. С такими женщинами у меня не складываются ни деловые, ни дружеские отношения, не говоря уже о личных.

- А вы умеете дружить с женщинами?
- Пробую. Знаете, человек - единственное создание в природе, у которого мужская и женская особи абсолютно разные. В животном мире отличие, в принципе, только в физиологии, а мужчина и женщина настолько отличаются друг от друга, что это как будто два разных биологических вида. Поэтому как может собака дружить со слоном или рыбка с бабочкой?

- Пусть, все же, будет рыбка с бабочкой.
- Согласен. И вот, исходя из этого, я до сих пор не определил для себя, могу ли я дружить с женщиной. По-моему, настоящей дружбы все равно не получится, а уж в разведку с женщиной я точно не пойду. Она меня не туда заведет, задание завалим на сто процентов, дорогу назад не найдем.

- Страшная история… Кстати, сколько брала интервью, ни у кого на рабочем столе не видела томик Пушкина.
- Я купил его, чтобы было удобно носить с собой и читать на работе. Вообще, когда я куда-либо уезжаю хотя бы на день, обязательно беру свои любимые книги.

- А что бы вы взяли с собой на необитаемый остров, кроме книг?
- Друзей, женщин… Что, их нельзя? Тогда возьму все, что мне нужно для работы, еще надо бы Интернет провести…

- Хорошо, что Дефо не жил в наше время. Вы определенно не созданы для необитаемого острова.
- Не создан, это точно - я вообще не люблю одиночества. Даже когда я работаю над эскизом, то открываю дверь кабинета, чтобы видеть проходящих людей, перекидываться с ними парой слов.

- Жизнь - это спираль или замкнутый круг?
- Для кого как: для одних может быть и треугольник, для других - отрезок. Если говорить обо мне, то такой фигуры еще не придумали. Я слишком эмоционален, меня постоянно перебрасывает из одного состояния в другое, и от окончательного хаоса меня спасают мои принципы.

- Что бы вы никогда не сделали?
- Никогда не стал бы петь на публику. Я как-то спел в баре-караоке мою любимую песню из "Юноны и Авось" "Я тебя никогда не забуду", так потом зал полчаса аплодировал, и многие подходили поблагодарить.

- А вы говорите - не спел бы!
- Так они благодарили за то, что никогда в жизни так не смеялись.

- Вы сентиментальный человек?
-Да, особенно стал сентиментальным и романтичным в последнее время. Вообще, во мне много всего намешано.

- А чего в вас больше?
- Затрудняюсь сказать, но вот сейчас во мне накопилось столько нерастраченной любви!

- Женщин надо срочно об этом оповестить… Какие еще вопросы вам обычно задают журналисты?
- Так сразу и не вспомнить.

- Как же можно таким неподготовленным приходить на интервью. Вопросы забываете…
. Спросите меня, например, какое мое любимое блюдо?

- Какое ваше любимое блюдо?
- Грибы, жареные в сметане. Грибы в еде - это женщина, тем более что никогда не бываешь уверен, ядовитый гриб или нет (смеется).

- А женщина в напитках?
- Вино. Сухое, полусухое, сладкое - все это оттенки, но оттенки одного.

- А мужчина-напиток - это, наверняка, водка.
- Нет, почему? Мужчины как раз очень разные!

- Мужчины  разные? Я вас умоляю.
- Конечно, вот посмотрите! Есть мужчины-водка (агрессивный тип), мужчины-виски (солидный тип), мужчины-пиво (добродушный тип), а есть мужчины - как ликер в шоколадной конфете, знаете - противный такой, приторный.

- Вы навсегда отбили у меня желание есть конфеты с ликером. А мужчина-еда?
- Шашлык!

- Речь об армянских мужчинах?
- Только об армянских! Американец - это ведь что? Гамбургер или биг-мак, набитый и безвкусный. Француз что-то более такое, с изыском…. А армянский мужчина - это шашлык, однозначно. Вот хаш как кушанье не люблю, и даже не знаю, с кем его ассоциировать, так как это, скорее, процесс, чем результат.

- А что для вас интереснее - процесс или результат?
- Если говорить о творчестве, то в театре - процесс, в скульптуре - результат.

- Выберите из этой кучи цветных карандашей один. Почему зеленый?
- Спокойный стабильный цвет. Было бы более чем странно, если бы я выбрал, например, бледно-розовый.

март, 2008 г.
Давид Минасян
Яндекс.Метрика
Использование  материалов с данного сайта допустимо только с разрешения автора.
Дизайн и верстка сайта - А. Казарян
Copyright© 2006-2012 Your Website  Inc. All Rights Reserved.
Нравится
0